лесопитомник Лесное, садовый центр
лесопитомник Лесное, садовый центр
лесопитомник Лесное, садовый центр
  Лесопитомник Лесное > Вопрос-ответ \ статьи > Библиотека озеленителя > Жуки-короеды > Дополнение

Дополнение

I.

В первом издании настоящей книги (1905 г.) я сделал попытку установить два типа, вырисовывающиеся в половых отношениях короедов: тип видов многобрачных и тип однобрачных. К первым я отнес те виды, каждая самка которых оплодотворяется несколько раз в жизни, прежде чем отложит полную кладку, а к однобрачным тех, самки которых оплодотворяются только один раз в жизни. Это подразделение может быть распространено и на других насекомых, при чем прекрасным представителем типа однобрачных ви-дов могут послужить самки, вероятно, всех общественно живущих перепончатокрылых насекомых (пчелы, муравьи, осы), а в особенности домашняя пчела. Последняя только однажды вступает в брак, при совершении брачного полета, и полученной ею тогда семенной жидкости хватает пчеле на все 3-5 лет ее последующей жизни. К числу однобрачных видов принадлежит по всей вероятности большинство перепончатокрылых насекомых, каковы например одиночные пчелы и осы, насколько это выясняется из наблюдений Фабра и других наблюдателей. Сюда же примкнут, по моим наблюдениям, и многие из наездников, (Ichneumonidae sensu Lat.), хотя среди них же я нашел и многобрачные виды. Из чешуекрылых должны быть отнесены к группе однобрачных шелкопряды и те виды других семейств, которые получают, так называемый "знак оплодотворения", механически препятствующий новому спариванию (наприм. Parnassius). Что касается короедов, то в настоящее время выясняется, как ниже будет показано, возможность отнести к однобрачным видам: лубоеда-Hylastes glabratus Zett. (Nusslin) и короидов рода Cryphalus (Ntisslin) и Tomicus curvidens (term. (Hennings), кроме того, те виды рода Xyleborus, которые живут в древесине (см. также: посадочный материал).

К многобрачным видам отойдут, вероятно, многие из клопов, из жуков, а также из прямокрылых, наприм. саранчевые и богомоловые. Из жуков, которых я держал в неволе, многократные оплодотворения наблюдал у жужелиц (Carabus cancellatus Ill., C. granulatns L., C. nemoralis Mull.) и y пластинчатоусых (Rhizotrogus). Из короедов, вероятно, большинство принадлежит к группе многобрачных.

Эти два типа половых отношений среди насекомых являются на столько устойчивыми и постоянными для определенных видов и их групп, что заслуживают не только быть отмеченными, но заслуживают и особых названий. Поэтому я считаю возможным дать однобрачным видам латинское название: unиnuptaе, т. е. однажды вступавшие в брак, тогда много-брачные виды должны быть названы: multinuptае, т. е. много раз вступавшие в брак.

II.

Некоторые из положений, высказанных мною при первом издании этой книги, привлекли внимание иностранных ученых и подверглись со стороны их опытной поверке, причем в одной части положения мои вполне подтвердились, а в другой нет. Приведу вкратце сущность того и другого, насколько удалось мне ознакомиться с тем, что по этому поводу опубликовано и что заслуживает внимания. Начну с отрицательных результатов.

Доктор Геннингс (Hennings. 14-16) на основании осмотра многочисленных образцов ходов короеда-типографа, хранящихся в коллекции института в Карлсруэ, отрицает, что входной канал идет всегда снизу вверх и что прямо против него начинается верхний материнский ход. По словам его, направления входных каналов на стоящем дереве бывают чрезвычайно разнообразны и нередко каналы направляются и входят в брачную камеру сбоку и даже сверху. На том же основании он утверждает, что верхний и нижний материнские ходы, идущие от одной брачной камеры, так же часто лежат на одной прямой, как и на параллельных линиях.

Прочитав это, иду к своим образцам, но не к старым, которыми я пользовался первоначально, когда писал свою книгу, а к новым, добытым поздние. Это большие куски еловой коры, снятой со стоявшего дерева, на которое напал типограф. На двух кусках, имеющих вместе 12 кв.футов, насчитываю 167 брачных камер, от которых идут материнские ходы: одиночные-77 двойные-75 и тройные-15. Во всех без исключения входной канал идет снизу вверх и входит в нижнюю часть камеры прямо против верхнего материнского хода. Конечно, математической точности здесь нет: небольшие отклонения вправо и влево существуют, на общее направление у всех одно. Все одиночные ходы состоят из материнского хода, идущего кверху; во всех двойных ходах (кроме одного) один идет вверх, другой вниз, и начало нижняго лежит рядом с входным каналом, с правой или левой его стороны; во всех тройных ходах один идет вверх и два вниз, причем начала последних лежат по обе стороны входнаго канала.

Получилось, стало быть, полное подтверждение моих положений. Может быть, г. Геннингс не отделил в институтской коллекции те образцы, которые взяты с лежавших деревьев, от образцов со стоявших деревьев-от того у него и вышло такое разнообразие. А может быть, образцы были взяты с тех обрубков, которые Геннингс заключал в термостаты, куда пускал собранных ими жуков-в таком случае, надо полагать, жуки втачивались в кору беспорядочно, прежде всего для того, чтобы уйти от опасности, ощущаемой ими от пребывания, хотя бы и непродолжительного, в руках экспериментатора. Я уверен, что на образцах не школьной коллекции, a взятых со стоячего дерева в лесу, где жуки втачиваются под влиянием только одной половой потребности, др. Геннингс нашел бы ходы, вполне подтверждающие мои положения. Недавно доктор Фукс (Fuchs, 11-Табл. VI.) напечатал таблицу с изображением фотографическаго снимка ходов типо-графа, сделанных на стоячем дереве. Вероятно, по недоразумению она напечатана вверх ногами, поэтому при разсматривании надо перевернуть ее нижним концом вверх. По этой таблице можно видеть, что она вполне подтверждает сказанное мною об относительном положении материнских ходов: на неко-торых парных ходах кажется, на первый взгляд, что верхний и нижний материнские ходы лежат на одной прямой, но стоит только приложить линейку к тому или другому ходу - и размещение их на двух разных, параллельных, линиях становится сразу очевидным; на других ходах фотографии это ясно видно и без линейки. To же я нахожу и на своих образцах.

Вот прекрасный случай для доктора Геннингса проверить то, что он называет моей теорией входного канала. Доктор Фукс дал фотографическое изображение куска коры с ходами, а я даю объяснения к этому изображению. Проверить правильность моих объяснений и тех положений, на основании которых они сделаны, будет очень легко. Рассматривая изображение Фукса, я говорю, что на образце при том положении, в какое он был поставлен для фотографирования, входные каналы идут через кору сверху вниз и входят в брачныя полости сверху, чего на стоячем дереве не бывает, а между тем признаю образец взятым со стоячаго дерева, и говорю это не на основании того, что вижу входные каналы, так как на рисунке они не видны, ибо скрыты в толще коры, a по другому признаку. Признак этот следующий: на середине рисунка у верхнего края, изображен один тройной ход, в котором два материнских хода идут от одной брачной полости кверху и один от нея же книзу, чего на стоячем дереве не бывает, так как в этом случае кверху идет один материнский ход, а два идут книзу. На основании этого признака я предлагаю перевернуть образец рисунка и тогда в мой запоздалый ответ. В последние годы я очень увлечен был занятиями совсем по другому отделу энтомологии, по которому надеюсь в ближайшем будущем опубликовать новую работу, и потому сильно отстал от литературы, специально посвященной короедам, знакомился лишь с теми работами, оттиски которых авторы так любезно присылали мне, за что приношу им свою сердечную благодарность.

Итак, по поводу рассматриваемого рисунка я говорю следующее: 1) относительное расположение парных материнских ходов, идущих от одной камеры и не совпадающих на одной прямой, доказывает, что образец для фотографирования был взят действительно со стоявшего дерева; 2) направление от одной камеры двух материнских ходов кверху и одного книзу показывает, что образец при фотографировании был поставлен верхним концом вниз и 3) следствием втораго явилось указанное превратное направление входных каналов, которые на рисунке не видны, но которые доктора Фукс и Геннингс могут открыть, после чего увидят, что если образец перевернуть, то все на нем совпадет точка в точку с моими положениями.

Если доктор Геннингс при рассматривании своих образцов тоже не заботился о том, где верхний и где нижний конец образца, то нисколько не удивительно, что он не нашел того, чего искал, т. е. подтверждения моих положений. Если спросить доктора Фукса о направлении входных каналов на стоящем дереве, то и он, поставив перед собой образец в то положение, какое дано ему на рисунке, скажет, конечно, что они идут сверху вниз, а поставив другой образец с того же дерева в обратное положение, скажет: и снизу вверх; вообще прибавит, подобно доктору Геннингсу, что закономерности тут нет никакой и что теория входного канала на опыте не подтверждается.

Доктор Геннингс признает, что подтверждение моих положений имело бы большое значение не только для теоретических интересов, но и для практических. Поэтому полагаю, что доктор вновь пересмотрит свои образцы, руководясь при этом теми указаниями, которые мною даны здесь, т. е. 1) избегать образцов, сделанных жуками при искусственных условиях, наприм., при искусственном переселении жуков; 2) брать для сравнения образцы с заведомо стоявших и с заведомо лежавших деревьев и 3) определять предварительно их нижние и верхние концы. Тогда, я не сомневаюсь, доктор Ген-нингс придет к тем же результатам, к которым уже пришли профессора Юдейх и Нитше при ихней проверке моих положений.

Оспаривая мою, как выражается д-р Геннингс, теорию входного канала, он в то же время дает ей прекрасное под-крепление. В самом деле, что говорит теория? Она говорит, что направление ходов определяется: 1) строением тела жуков, именно их заднего конца, делающего их способными или неспособными вычищать буровую муку из ходов при том или другом их направлении; 2) что необходимость очищения ходов от буровой муки объясняется потребностью в повторных спариваниях, для чего самцы должны иметь свободную дорогу к самкам и 3) что при разных положениях дерева условия счистки ходов от муки меняются и при определенных положениях делают работу очистки для одних видов исполнимой, а для других неисполнимой, вследствие чего такие жуки, как большой сосновый лубоед, не могут направлять свои ходы на стоящем дереве вниз и направляют их вверх. Вот три основные положения теории. Последнее положение уже не подлежит спору, так как оно подтверждено после моих опытов опытами Юдейха и Нитше; второе положение можно теперь считать тоже неподлежащим спору, так как вслед за моими наблюдениями его подтвердили опыты Геннингса и Нюсслина. Остаются детали, которые представляют собой необходимое следствие того, что уже подтверждено, и если эти детали, в том числе и направление входного канала, пойдут в разрез с тем, что уже подтверждено, то значит и подтвержденное не верно подтверждено, с чем едва ли можно согласиться.

В заключение я должен заметить, что направление входных каналов на стоящем дереве снизу вверх указано впервые не мною, а уже давно (в 1837 г.) указал это Рацебург, для короеда-типографа, но дал ему иное, чем я даю, объяснение. По его словам, такое направление дается каналу для того, чтобы вода не затекала через него в ходы (33, 144). Он же первый на основании свидетельства Реттштадта (Rettstadt) дал описание такого образца ходов типографа, на котором от одной камеры шли в противоположные стороны два материнских хода, лежавшие не на одной прямой, а составлявшие колено (33, 145). Оба эти указания Рацебура оставались, однако, никем не замеченными, в том числе и мною.

Что касается опытов, подтверждающих мои положения, то это относится к вопросу о многобрачии и единобрачии самок короедов. В этом отношении мне известны опубликованные опыты и исследования профессора Нюсслина, докторов Геннингса и Кнохе и студ. Вихмана. Профессор Нюслин (Nusslin. 30) вскрывал только, что начатые ходы типографа, вынимал из них самок и переносил их на другие, еще нетронутые короедами еловые обрубки, с которыми изолировал их; в другом случае он не тронул самок в начатых ими ходах, а только отобрал от них самцов и после того изолировал обрубок. Исследование коры всех обрубков и вскрытие ходов последовало через 3 недели (11 июня), при чем оказалось, что все без исключения самки более или менее скоро после овдовения прекратили кладку, а другия СОВСеМЪ КЪ ней не приступили и многие умерли или исчезли. Самое большое количество яиц, 17 и 10, отложили те вдовы, которыя были оставлены в начатых ими ходах, a y переселенных более 6 яиц не было найдено. Большая часть вдов по отложении яиц проделала в коре кормовые ходы, без яйцевых колыбелек, служившие продолжением начатой выводковой части материнского хода. Половые органы трех из оставшихся живыми вдов были исследованы, причем яичники их были найдены хорошо развитыми и здоровыми; у двух из них оказалось значительное количество живых семенных телец в придаточной железе семяприемника, a y третьей их не было.

В результате своих опытов проф. Нюсслин приходит к следующим заключениям: 1) способность к размножению проявляется лишь в ограниченных размерах у самок типографа после насильственного их овдовения; 2) это происходит не от недостатка семенных телец, а потому приходится допустить существование сексуально-психического влияния присутствующего в ходе самца на самку; 3) У всех вдов явственно проявилось падение жкзненной энергии и полового инстинкта, но у разных самок в разной степени, индивидуально, ибо одне проточили довольно длинные кормовые ходы, а другие очень короткие и пребывали в них совершенно бездеятельными; 4) в гораздо большей степени способность к размножению была подавлена в том случае, когда самка до овдовения не отложила ни одного яйца и 5) более грубые нарушения условий кладки, сделанные при опытах, оказали более подавляющее влияние, почему вдовы, оставленные в начатых ими ходах, дали большее число яиц, чем переселенные. Затем, проф. Нюсслин напоминает, что по прежним его наблюдениям (Nusslin. 31, i) самки лубоеда-Hylastes glabratus Zett. могут давать полные кладки после однократного оплодотворения, в отсутствии самцов, a пo HOBеЙШИМЪ его наблюдениям это свойственно и самкам рода Cryphalus.

Др. Геннингс произвел 28 мая такой же опыт переселения и изолирования 20 самок типограафа, a 1 июля вскрыл и исследовал обрубок, на котором оне были поселены. Тогда 16 вдов были найдены мертвыми, из них 3 даже не вточились в кору, a 13 сделали кормовые ходы от 1/2 до 11 см. длиною; 4 вдовы, найденные живыми, отложили по 2-5 яичек и проточили затем кормовые ходы. Эти две пары вдов были опять пересажены на новый отрубок и каждой паре был дан один самец, после чего, 16 июля, отрубок был изсле-дован, при чем оказалось что три'самки (одна умерла), имевшие теперь к своим услугам самца, сделали материнские ходы и отложили в них по 20-28 яиц. Здесь мы имеем очень интересный пример искусственного продолжительного перерыва начавшейся деятельности яичников, прошедший для них безнаказанно: кладка началась до 28 мая, была насильственно прервана почти на 5 недель и после того, с возвращением самцов, яичники опять функционировали нормально.

Такими же опытами Геннингс устанавливает необходимость повторных оплодотворений для стенографа (Tomicus sexden-tatus Boern), причем самка этого вида может отложить по его свидетельству после оплодотворения по крайней мере 9 яичек, а типографа только 6-7. Самка большого сосноваго лубоеда (Myelophilus piniperda L.) не нуждается в повторных оплодотворениях для отложения полной кладки, так как изх 20 самок, подвергавшихся у Геннингса такому же опыту, 6 дали почти полные кладки, до 50 яичек, а раньше опыта (28 мая) оне уже отложили каждая некоторое количество яиц. К тем же результатам относительно соснового лубоеда пришел при своих опытах и др. Кнохе (Knoche -24, 3), работы которого я не читал и передаю со слов Геннингса. В других своих рабо-тах др. Геннингс сообщает (Hennings-14, 484 и 15, 100), что однократным оплодотворением довольствуются также самки ясеневаго лубоеда (Hylesinus fraxini L.) *) и пихтового короеда (Tomicus curvidens gеrm.).Наконец, Вихман(\еиспташи-34,148), удостоверяет повторные оплодотворения у заболонника гладкого (Scolytus laevis Chap.).

В заключение считаю своим долгом выразить моим иностранным коллегам глубокую благодарность за то, что, излагая мои положения и наблюдения и проверяя их, они все называют мое имя, что забыли сделать в свое время профессора Юдейх и Нитше при первоначальной, сделанной ими, проверке моих положений, ограничившись лишь ссылкой на то, что проверка эта была произвёдена вследствие указаний, полученных профессором Нитше в Петербурге.

А также: садовый центр.

 

 

 

 

О лесопитомнике

Благодарственные письма

Посадочный материал

Природный камень

Лечение деревьев

Посадка крупномеров

Пересадка деревьев

Озеленение в Твери

Цены

Фотогалерея - садовый центр

Вопрос-ответ \ статьи

Наши работы

Карта сайта

Контакты

 







тел:
8(916)018-87-17

     [email protected]




© Лесопитомник "Лесное" - посадочный материал, садовый центр ,
доставка деревья.

посадочный материал
садовый центр
лесопитомник
посадка крупномеров
доставка деревья
питомник посадочного
материала

природный камень
сеянцы и саженцы деревьев