лесопитомник Лесное, садовый центр
лесопитомник Лесное, садовый центр
лесопитомник Лесное, садовый центр
  Лесопитомник Лесное > Вопрос-ответ \ статьи > Библиотека озеленителя > Жуки-короеды > Возражения

Возражения

Как бы ни была прекрасна теория и к каким бы "несомненным" выводам она ни приводила, она все-таки остается теорией и способна возбуждать сомнения до тех пор, пока не объяснит всех явлений, входящих в границы охватываемой ею области. Так должно быть и с нашей теорией короедных ходов. До сих пор она победоносно пробивалась через дебри книжных и школьных воззрений и с честью выдержала испытание опыта, но это еще не все то, что действительность может противопоставить ей и объяснения чего может потребовать от нее. Есть целые ряды таких форм короедных ходов, о которых мы до сих пор не упоминали и которые представляют собою, если не опровержение, то явные противоречия тем объяснениям разбираемых явлений, какие нами предложены. Рассмотрим их.

Мы сказали, что лубоеды, как обладатели округленного задка, не могут направлять свои материнские ходы вниз, потому что при таком направлении не могут вытаскивать из них опилки. Но вот изображение ходов можевелового лубоедa-Phloeosinus thujao Perr. ( = P. juniperi Doebn.) на котором мы видим, что входной канал (а-рис. 51) переходит в брачную полость, от которой материнские ходы идут, как вверх, так и вниз. Такие ходы с жуками я не раз находил на можжевельнике и туях. Кроме того, на кипарисе живет другой, очень близкий к этому, вид кипарисовый лубоед - Рhloeоsиnusaubеи Реrr., делающий такие же ходы. И те и другие ходы я всегда находил очищенными от буровой муки. Как примирить этот факт с нашей теорией. Очень просто.

Самцы этих лубоедов (Phloeosinus) снабжены на задней части тела двойными продольными гребнями (рис. 52), образующими род желобков, которые и заменяют им при вытаскивании опилок впадину настоящих короедов. Явилось нечто, заменяющее впадину, и возникла возможность вести ходы книзу. Это - подтверждение теории, а не противоречие. Пойдем дальше.

Если пересмотреть большое количество ходов стенографа в начале их развития, т.е. когда кладка яиц лишь начинается, то легко можно найти рядом с вышеописанными, нормальными для стоячего дерева, тройными вилообразными ходами такие,

ходы можевеловаго лубоеда

Рис. 51. Ходы можжевелового лубoедa, Phloeosinus thujae Perr., на можжевельнике. (Niirdlinger). Ест. велч.

кипарисовый лубоед

Рис. 52. Kипapпсовый лубоед, Phloeosinus аubеи Рerr., самец. (Knotek).

которые резко от них отличаются сочетанием четырех и даже пяти материнских ходов у одной и той же брачной полости. На прилагаемом рисунке (рис. 53) изображены такие начала ходов стенографа на кавказской ели (Picea orientalis), сделанные с образцов, доставленных мне П. 3. Виноградовым-Никитиным из окрестностей Боржома. Прилагаемая фотография (рис. 54), полученная мною также от П.

ходы стенографа

Рис. 53. Ненормальные ходы стенографа. В начале их развития на кавказской ели: А, В, С - входные каналы, 3 и 14 - добавочные материнские ходы. Ест. Вел.

З. Виноградова-Никитина, изображает число подобных ходов при значительно уменьшенных размерах.

На рисунке 55 материнские ходы обозначены цифрами, которые показывают число отложенных в них яичек. Сравнение этих чисел показывает, что наибольшее число яичек (22 и 12) приходится в каждом сочетании материнских ходов на долю верхнего хода, а это доказывает, что верхний ход вытачивается прежде других, на что указывает и ход "С" (рис. 53), где жуки успели сделать только брачную камеру и коротенькое начало верхняго материнскаго хода, еще не снабженнаго даже яичными колыбельками. В сочетании А добавочный четвертый материнский ход (14) расположен так, что опилки из него могут попадзть прямо во входной канал, не засоряя нижнего, 13-го, хода; но в сочетании В. опилки из добавочного материнского хода, 3-го, должны целиком попадать в нижний ход 6-й.

Замечательно, что как мне, во время моих исследований в Закавказье, так и П. 3. Виноградову-Никитину, попадались

ходы стенографа

Рис. 54. Фотографическое изображение таких же ходов сильно уменьшенное. Фотография П. 3. Виноградова-Никитина.

такие четверные и пятерные сочетания ходов только в начале их развития, а позднее, при осмотре вполне развитых ходов, я находил на стоячих деревьях только вилообразные тройные ходы. Должно быть, неудобства, сопряженные с необходимостью вычищать опилки, при таких многосемейных союзах из четырех и пяти материнских ходов, мешают главе семьи посещать достаточно часто добавочных жен и последние прекращают тогда свои бесплодные работы.

Если же добавочные ходы впоследствии не развиваются или занимают, развиваясь, такое положение (как в сочетании А.), при котором никому не мешают, то эта форма ходов ни-сколько не противоричит нашей теории, ибо, откинув боковой добавочный ход, мы сразу найдем в каждом сочетании характерную вилку, с характерным расположением всех ее частей, приспособленным для удобнейшаго выкидывания опилок на стоячем дереве (см.: лесопитомник).

Перейдем к следующему возражению. На еловых деревь-ях нередко встречается короед, чрезвычайно похожий на типографа, вместе с которым он обыкновенно и нападает на деревья, причем типограф занимает среднюю, а иногла и нижнюю часть ство-ла, а союзник его гнездится в более тонкой и гладкой коре верхней части ствола (Рис.

еловый короед

Рис. 56. Союзный еловый короед, Tomicus amitinus Eichh. co спины и боком. (Wachtl).

55 и 56).По-латыни этого короеда называют Tomicus amitinus Eichh., что можно перевести по-русски названием союзный короед, ибо в союзе с типографом, как было сказано, он обыкновенно действует. В иностранных книгах существует довольно много подробных изображений ходов этого короеда и даны их описания, но я не буду воспроизводить их здесь потому, что происхождение тех ходов не известно, не указано-с лежачих они деревьев или со стоячих. Взамен подробных иностранных изображений, я привожу здесь схематические рисунки (Рис. 57), данные Г. Г. Якобсоном (53, 23) с определенным указанием на то, что они изображают положение ходов, сделанных на стоячем дереве.

типограф и стенограф

Рис. 55.

У типографа и стенографа, как мы видели раньше, от одной брачной полости идут обыкновенно два или три материнских хода: один кверху и один или два книзу. He TO мы видим у этого короеда: от одной брачной камеры идут дат и семь материнских ходов, из которых кверху направлены четыре и пять, a книзу-один и два. Интересно их расположение: нижние ходы так далеко отодвинуты от входного канала, занимающего сре-динное положение, что над ним могли поместится пять материнских ходов, из которых буровая мука может попадать только во входной канал, не за-соряя нижних ходов. В одном случае, как сообщает Г. Г. Якобсон, одна из верхних самок начала свой ход как раз над нижним и засыпала его опилками из своего хода, вследствие чего дальнейшее развитие нижнего хода прекратилось и он остался засыпанным опилками.

Стало быть, ходы союзного короеда показывают, что при сочетании нескольких материнских ходов вокруг одной брачной камеры число их на стоячем дереве может доходить до семи и что способ расположения их все-таки может быть таким, который исключает возможность взаимного засорения ходов. Следовательно, установленные нами основные начала, определяющие способы расположения материнских ходов, сохраняют свою силу и здесь. Ходы союзного короеда только подтверждают правильность их, а не опровергают.

ходы елового короеда

Рис. 57. Ходы союзного елового короеда, Tomicus amitinus Еисhh., сделанные жуками на стоя-щем дереве. По Г. Г. Якобсону: а- входной канал; b-нижние материнские ходы; с-тоже, верхние; к-брачная камера. Немного уменьшено.

Распадениe короедной семьи

До сих пор мы имели дело с короедами, которые всегда очищают материнские ходы от буровой муки. Существуют, однако, и такие виды, у которых мы находим материнские ходы, иногда очишенные, а иногда нет. Так бывает у мелких видов, относимых к роду Pityogenes, куда принадлежит дважды-трех-

еловый короед

Рис. 58.

еловый короед

Рис. 58.

Еловый короед-резчик, Pityogenes cualcographus L. Са-мец-со спины и самка-боком. Wachtl.

зубчатый короед, Pityogenes bistridentatus Eichh, o котором мы раньше упоминали (рис. 25 и 26, стр. 30), а также и наш обыкновеннейший еловый короед - резчик или халькограф, Pityogenes сhalсоgraphus L. (Рис. 58 и 59). Эти виды делают звездо-образно расходяшиеся мате-ринские ходы, в числе от 3 до 9 от одной брачной камеры (Рис. 60-62).

Здесь на однаго самца приходится до 9 самок-семья чрезмерная. Каждая самка ведет отдельное хозяйство, имеет особый ход, который надо чистить, требует более или менее частых посеще-

ходы елового короеда

Рис. 60. Ходы того же короеда: 2-брачная камера, 3-материнские ходы, 6-личинковые ходы. Ест. вел.

ний супруга и ухаживания за собой-и все это надо делать одному самцу, одному относительно девяти. Понятно, что

ходы дваждытрехзубчатаго короеда

Рис. 61. Развитые ходы дваждытрехзубчатаго короеда, Pityogenes bistгиdentatus Eichh., на коре крымской сосны (РиnusIarисио Роиr.): а-входной канал, b-материнский ход, с-личинковые ходы, d-брачные выходы, k-брачная полость, m- уча-стки материнских ходов, наполненные опилками, о-яичныя колыбельки. Eст. вкл.

в такой обширной семье самец, как бы он не был проворен, не успевает справляться со своими семейными обязанностями во всех ходах и во все время кладки.

Вь начале, пока у него жен немного и ходы их коротки, он успевает посещать их и тогда материнские ходы бывают чистыми, но по мере развития ходов и увеличения числа жен супруг начинает манкировать. Некоторые жены остаются забытыми, и тогда ходы их оказываются наполненными буровою мукою (Рис. 61). Нужно иметь в виду еще и то обстоятельство, что у самок этого рода (Pityogenes) впадина на задней части надкрыльев почти исчезает, превращаясь в не глубокий желобок, а зубцы около нея превращаются в небольшие бугорки: следовательно, эти самки и не могут сами очишать своих ходов, так как лишены необходимаго для того приспособления.

Прекращается ли из-за этого кладка яиц в наполненных опилками ходахе Нет. Забытые супругом жены сами помнят о себе. В таком случае часто можно бывает найти в том или другом месте наполненных мукою материнских ходов небольшие расширения, в которых свободно могут поместиться 2-3 жука и которыя обыкновенно имеют выход наружу (Рис. 62). Это - приемные, новые свадебные приюты, сделанные забытыми женами для приема случайных посетителей, которые не сумели или не захотели обзавестись собственным очагом и постоянною семьей. Здесь полигамия переходит в полиан-дрию. Любопытно, что Нэрдлингер еще в 1856 г. писал о нравах лихтенштейнова короеда, Pityophthorus lисhtensteиnii Ratz., следующее: "Длинные материнские ходы его обыкновенно наполнены буровой мукой в таком количестве, которое совершенно устраняет возможность воз-вращения самки в брачную полость. Я полагаю, что тогда при-ходит к ней через отдушину посторонний самец и с ним, она устраивает новую брачную полость, так что одна и та же самка может давать начало семьям разнаго происхождения" (27, 28; то же и в издании 1880 г.-28, 35). Подобные же расширения материнских ходов описаны Кнотеком и Фуксом для Pityogenes acuminatus Gyll, P. Mansfeldi Wachtl, bistri-dentatus Eichh., pilidens Reitt., Lipperti Неnsсh.. quadridens

ходы дваждытрехзубчатаго короеда

Рис. 62. Ходы того же короеда с доба- вочными свадебными приютами-р.

Hart., bidentatus Hbst (11, 31-34; 25, 156). Hy, можно после этого верить одиноким "вдовам" Эйхгоффае

ходы длинного короеда

Рис. 63. Кора со ствола крымской сосны (Pinus Іагисио Роиг.): с ходами длинного короедa-Tomicus longicollis Gyllh. а-входной кавал, b - материнские ходы, с-личинковые ходы, d- брач-ные выходы, к-брачная камера, m-опилки в материнском ходе (из прочих м. ходов опилки удалены), о-яичныя колыбельки. Ест. велич.

На рисунке 63-м изображен кусок коры крымской сосны с ходами длиннаго короеда, Tomicus longcollis Gyllh, a на рисунке 64-м изображен и самый этот короед. Этот вид замечателен между прочим тем, во-первых, что он описан в 1827 году, а ходы его до сих пор были неизвестны и не описаны; во-вторых, у него очень интересная впадина на задней части тела-зубцы расположены не вокруг впадины, а почти в ней, и выражены очень явственно, особенно у самца, но самая впадина очень не глубока, и представляет собою почти отвесное легкое углубление, которое у самки, лишенной зубцов, почти исчезает;

длинный сосновый короед

Рис. 64. Длинный сосновый короед, Tomicus longicollis Gyllh.: а самец сбоку, b-его зад при большем увеличении, с-усик, во много раз увеличенный.

в-третьих, этот короед замечателен устройством своих хо-лов, которые совершенно непохожи на все то, что было выше описано, так как изгибаются и ветвятся самым прихотли-вым образом. На первый взгляд может показаться, что они вполне опровергают установленные нами основные законы короедного зодчества. В самом деле, каким образом короид может вытащить буровую муку и доставить ее ко входному отверстию (а), например, из той части материнского хода, которая отмечена крестиком на рисунках 63-м и 65-ме Это совершенно невозможная вещь. А между тем это действи-тельно материнские ходы и действително входные каналы. Затруднение для теории непреоборимое. Но это только на наш взгляд, а короед отлично с ним справляется, не обнару-живая даже покушения разрушать теорию: он просто не вычищает своих ходов, совсем не вычищает.

Ходы его настолько запутаны, что для того, чтобы понять их, я должет был изрезать порядочное количество образ-цов, добытых мною в 1897 году в той же Никитской даче Южнобережскаго лесничества, в Крыму, где я наблю-дал стенографа, и, позднее, в Гидельсхом лесничестве-в Польше (дача Несулев), Петроковской губ. *). Он делает свои ходы, как на ветвях, так и на стволе, в тонкой и толстой коре, на крымской сосне и на обыкновенной лесной сосне (Pinus silvestris L.), причем ходы на этих двух породах сосны отличаются некоторыми подробностями устройства.

Начинаются ходы длинного короеда так же, как и у других членов рода Tomicus, идущим снизу вверх входным каналом (Рие. 63 и 65-а) и брачной камерой (к), от которой идет несколько материнских ходов (b). Последние, т.е. материнские ходы, обнаруживают резкое отклонение от общаго плана теМ, ЧТО, во-первых, не имеют определенного направления, так как идут неправильно, изгибаясь во все стороны; во-вторых-нередко ветвятся, чего никогда не бывает в материнских ходах всех прочих короедов, живущих под корою (за исключением американского лубоеда Dendroctonus frontalis Zimm.); в третьих, отличаются чрезвычайно большою длиной, до 1/2 аршина, и наконец, всегда плотно забиты на всем протяжении буровой мукой.

Вдоль материнских ходов довольно часто проделываются в коре сквозные брачные выходы (d). Яичные колыбельки приуготовляются самками не по бокам ходов, как это было до сих пор, а почти по средней линии материнского хода (Рис. 63-0) в стенке его, образуемой корою. Вылупившиеся личинки углубляются в толщу коры (Рис. 63-c) и потому их ходы остаются скрытыми, когда кора бывает толстая; но под тон-кой корою вершин и ветвей ходы личинок проглядывают на внутренней стороне коры (Рис. 65-с). В последнем случае и колыбельки для яиц помещаются по бокам материнских ходов (Рис. 66-о).

ходы длинного короеда

Рис. 66. Ходы длиннаго короедa, Tomicus longicollis Gyllh., на ветвях крымской сосны, по удалении с них наружных слоев коры. Значение букв то же, что на рис. 63. Ест. вел.

Мы не можем останавливаться дольше на описании ходов этого интересного короеда, так как это не входит в задачи настоящей книги, но и сказанного достаточно. Мы знаем, что входной канал и здесь идет на стволе через кору снизу вверх, наклонно-продольно, и входит в брачную камеру снизу, чего совершенно достаточно для выкидывания из нее опилок наружу; далее, из материнских ходов опилки не

ходы длинного короеда

Рис. 65.

вычищаются и дополнительные браки могут совершаться в многочисленных брачных выходах. Следовательно, длинный короед ничем пока не смутил спокойного течения наших рассуждений, а только подкрепил их.

To же можно сказать и о целом ряде других короедов, которые совсем не вычищают своих материнских ходов. Из числа таких назову для примеpa пушистого елового лубоеда (Polygraphus pubescens L.), который, подобно настоящим короедам, делает брачную камеру и ведет от нея лучеобразно во все стороны, в том числе и книзу, 4-6 материнских ходов. Как лубоед, он имеет округленный зад и потому не может вытаскивать опилки из нижних ходов, тем не менее, он делает нижние ходы. Это возможно благодаря тому, что пушистый лубоед совсем не очищает свои ходы от буровой муки, а для брачных сношений может пользоваться брачными выходами, которыми снабжены его материнские ходы.

To же относится и к ходам заболонника меченосца (Scolytus ensifer Eichh), который в противоположность прочим заболонникам живет в многоженстве и делает в кор-е брачную полость с отходящими от нея, как вверх, так и вниз, материнскими ходами, из которых буровой муки не вычищает (рис. 67). Так же поступает

ходы заболонника

Рис. 67. Ходы заболонника меченосца, Scolytus ensifer Eichh.. на вязе (Ulmus elfusa). Внизу два одиночных хода с парою жу-ков в каждом, а вверху тройной ход с одним самцом и тремя самками.

иногда малый заболонник (Scolytus pygmaeus Fbr.) (48, 112), a пo HOBеЙШИМ исследованиям Вихмана, заболонник блестящий (Scolytus laevis Chap.) (34, 164). Еще дальше идет в этом направлении вершинный со o сновый короед, Tomicus acuminatus Gyllh., который обладает глубокою впадиной с прекрасно развитыми вокруг нея зубцами (рис. 68 и 69)-родовое наследие, являющееся у него совершенно бесполезным. Он не только не очищает ма-теринских ходов, но и брачная полость его сплошь и рядом бывает наполнена так же плотно буровою мукой, как и материнские ходы. Здесь, по-видимому, дело обстоит так: каждая из явившихся к основателю семьи жен только однажды пользуется его благосклонностью, а затем расстается с ним

конец тела короеда

Рис. 68. Рис. 69. Задний конец тела вершиннаго короеда, Tomicus acuminatus Gyll.: самец-68 и самка-69. Wachtl.

навсегда, отделившись от него завалами материнского хода. Самки этого вида делают такие длинные материнские ходы, до фута и более в длину, и их так много (рис. 70) сосредоточивается, иногда до 12, вокруг одной брачной камеры, что один самец и не мог бы управиться с ухаживанием за всеми своими же-нами и с очисткою всех их длинных ходов. Ему необходимы помощники, для которых широко открыты задние ходы в жилище, т.е. сквозные брачные выходы, особенно многочисленные в ходах вершинного короеда. Понятно, что очистка ходов при таких условиях, являясь для главы семьи работой ничем не вознаграждаемой совершенно безполезна, а потому и не производится.

Итак, с возрастанием численности короедной семьи начинается одновременно ея внутреннее разложение. Самую прочную семью представляет, по-видимому, сосновый лубоед (М. рипиреr <1 a L.), у котораго одна пара соединяется навсегда и в домашнюю жизнь которого не вхожи случайные посетители. Это доказывается преобладанием в его материнских ходах закрытых брачных приютов, доступных только внутреннему, а не внешнему, использованию. Относительно заболонников, хотя большинство их также относится к видам, живущим в одноженстве, мы не говорим после того, что было рассказано выше о нравах березового заболонника и о приключениях, в которые пускаются его самки в начале жизни, до соединения с постоянными самцами. У полигамных видов основатель семьи, строящий брачную камеру и первый обладатель приходящих в нее жен, постепенно теряет последних с увеличением их числа, уступая свои права случайным пришельцам. В месте с тем меняются и домашние обычаи семьи. Очистка материнских ходов от опилок обязательна у малосемейных видов, каковы типограф и стенограф, у которых также бывают несквозные брачные приюты, показывающие прочность семейной связи. Но затем, у многосемейных видов, как у калькографа и дваждытрех-зубчатаго короеда, очистка ходов делается сначала не постоянной, а потом, когда число жен возрастает до крайних пределов, она и совсем, отменяется, как увершиннаго и длинного короедов. В основу нашего рассуждения о короедных ходах легло постоянство обычаев короедной семьи, вытекающее из постоянства ея состава, а где это постоянство исчезает, там неприложима и теория, но не она в том виновна. Она здесь, напротив, находит себе новое, хотя и отрицательное, подкрепление.

Обединяющий признак

Мы разсмотрели три разряда короедных ходов и устано-вили для каждаго из них в отдельности тот основной

ходы короеда

Рис. 70. Ходы того же короеда на заболони. 1/4 ест. величины. Wachtl.

план, то расположение их, которое следует считать естественным, т.е. свойственным отвесному положению усыхающего на корню, не срубленного, дерева. Мы показали далее, что руководящее начало строительного, или скорее инженерного, искусства короедов заключается в удобствах очищения ходов от буровой муки, необходимого для поддержания постоянных брачных отношений в каждой короедной семье. Выяснилось вместе с тем, что удовлетворение этого основного требования влечет за собою существенные изменения в устройстве ходов на стоячем и на лежачем деревьях, и мы подробно ознакомились с качеством этих изменений по отношению к каждому из трех подразделений короедных ходов. Теперь, подводя общий итог всему, что было сказано относительно возникающих изменений в устройстве ходов, мы можем остановиться на одной черте, которая не поддалась никаким изменениям и является общею для всех ходов и при всяком их положении.

Я имею в виду направление входного канала, который всегда идет снизу вверх, совершенно независимо от разряда того хода, в который он ведет, и так же независимо от положения дерева, на котором он вытачивается. Он дает нам в руки самое простое средство, чтобы отличить ходы, сделанные при горизонтальном положении дерева, от ходов, сделанных при отвесном его положении. He надо справляться о том, что под корою, какие там ходы, к какому разряду они относятся и как расположены их отдельные части; достаточно обратить внимание только на входные каналы и вопрос будет решен безошибочно.

На стоячем дереве все входные каналы идут продольно снизу вверх, с большим или меньшим наклоном к центру дерева. На лежачем дереве входные каналы идут поперечно- в том случае, когда они расположены на боковых сторо-нах дерева, а на верхней и нижней его сторонах они идут во всевозможных направлениях. Если вставить былинки или тонкия соломинки во входные каналы, находящиеся в куске снятой коры или в коре какого-нибудь обрубка, поточенных короедами, то по направлению соломинок сразу можно сказать, когда эти каналы были сделаны жуками, тогда ли, когда дерево стояло, или тогда, когда оно упало. В первом случае все соломинки примут одно направление: продольное и вместе с тем более или менее наклонное к центру дерева; во вто-ром случае оне примут самые разнообразные направления, преобладанием поперечнаго.

Признак и прием простые, как сама простота. Ими может воспользоваться не только энтомолог или образованный лесничий, но также и простой лесник, простой рабочий. А мы к этому признаку, который доступен пониманию простого рабочего, пришли в самом конце длинного и, быть может, утомительного ряда рассуждений, опытов, книжных справок и наблюдений. Самое простое труднее всего дается, ибо наш ум построен как то так, что с наибольшим трудом находит то, что наиболее просто. В заключение сделаю небольшую оговорку. Чтобы читатель не подумал, что в настоящей книге представлены все типы короедных ходов, я должен сказать, что существуют еще, так называемые, минерные или зимовье ходы короедов, о которых здесь ни разу не упоминалось и о которых я надеюсь сообщить кое-что интересное и новое в другой части настоящей работы.

Смотрите также: садовый центр.

 

 

 

 

О лесопитомнике

Благодарственные письма

Посадочный материал

Природный камень

Лечение деревьев

Посадка крупномеров

Пересадка деревьев

Озеленение в Твери

Цены

Фотогалерея - садовый центр

Вопрос-ответ \ статьи

Наши работы

Карта сайта

Контакты

 







тел:
8(916)018-87-17

     [email protected]




© Лесопитомник "Лесное" - посадочный материал, садовый центр ,
доставка деревья.

посадочный материал
садовый центр
лесопитомник
посадка крупномеров
доставка деревья
питомник посадочного
материала

природный камень
сеянцы и саженцы деревьев